Воскресенье, 04.12.2016, 08:54Приветствую Вас Гость | RSS
Современный русский язык и его история
Меню сайта
Категории каталога
Лексикология
Фразеология
Словообразование
Фонетика
Морфология
Реклама
Случайные статьи
Правописание частиц же, ли, бы, -таки, -на, постфиксов -то, -либо, -нибудь, префикса кое-.МЕЖДОМЕТИЕ.
Значение и употребление частиц не и ни.
Первообразные и производные предлоги.
Классификация словобразовательных типов в русском языке
Исторические изменения в морфемном составе и словообразовательной структуре русского языка.
Лексика русского языка с точки зрения активного пассивного запаса.
Наш опрос
Приоритетным языком считается:
Всего ответов: 956
Статистика

Онлайн всего: 1
Пришельцы: 1
Свои люди: 0

Современный русский язык


Главная » Статьи » Лексикология

Полисемия. Основные типы полисемии.
Многие слова в русском языке имеют одно (прямое) значение. Такие слова называются однозначными или мо-посемантическими (греч. monos — oma + semantikos— означающий). Например, однозначны некоторые терми¬ны (ср. полиграфические термины: монотип, линотип, контртитул и т. д.), слова типа автобус, автол, джем, ра- . дио и мн. др. Но гораздо больше в лексике слов многозначных. Свойство слов иметь не одно, а несколько значений на¬зывается полисемией (греч. poly — много-\-sema — знак). Разные значения одного и того же слова появились не сразу, а в процессе длительного исторического развития языка. Например, за последние 5—6 веков слово печать при¬обрело много значений. Первоначально этим словом на¬зывали «знак, выжигаемый на шкуре скота, как свиде¬тельство собственности какого-либо владельца». Затем оно стало означать «любой знак вообще». Следовательно, появились вторичные, переносные (производно-номинативные) значения: и производно-переносные, на основе которых возникли выражения типа печать горя, печать радости и др., и производно-прямые, например, печатью стали называть сначала княжеский, а затем царский знак, удостоверявший волю князя (царя). Такую печать обыч¬но лили из воска, и она подвешивалась к грамоте, доку¬менту. Поэтому нередко ее именовали «вислая печать». К XVI в. первое значение слова печать — «знак собственности, выжигаемый на шкуре скота» — уступило мес¬то второму печать— «знак, получаемый нерукописным способом» (литая из воска, выгравированная на особого рода веществе и т. д.). Еще до появления книгопечатания на Руси в Москву попадали книги нерукописного происхождения. Их стали называть печатные книги, т. е. книги с нерукописными знаками. С появлением и развитием книгопечатания сло¬во печать приобретало все новые и новые значения. В XVII в. этим словом называли: «печатный станок», «место, где печатали» (типография), само «книгопечата¬ние» (процесс). А в XVIII в. появились еще значения: печатью именовали «алфавит», «шрифт» и «все то, что было напечатано». К середине XIX в. последнее значение, т. е. печать как «вся печатная литература вообще», ис¬пользовалось чаще для обозначения только периодиче¬ских изданий —газет и журналов. Таким образом, это - значение несколько сузилось, хотя все остальные продол¬жали существовать. В современном русском языке известны 6 основных значений этого слова (см. 17-томный академический сло¬варь, т. 9). „ . Итак, слово печать в процессе развития языка приоб¬ретало новые значения \ т. е. явно расширяло свои номи¬нативные функции. Соответственно изменялись и расши¬рялись его лексические связи: они стали разнообразнее по своей принадлежности к разным семантическим клас¬сам слов (ср.: печать — знак; отпечаток; периодика; от-• расль производства и т. д.). Нередко наблюдается обратный процесс — сужение значения. Например, в древнерусском языке слово про¬бел обозначало «белое пятно вообще». Позднее у пере¬писчиков книг, а затем у писарей им стали именовать только «пустое место в тексте», которое оставляли для того, чтобы что-то вписать. В типографской практике этим словом стали называть «пустые места между слова¬ми», т. е. значение несколько сузилось. Следовательно, расширение или сужение смыслового объема слов обусловлено «меной связей внутри значения одного из слов» и является результатом «семантических перегруппировок в словарном составе, вызванных разви¬тием языка». В развитии разных значений слова существенную роль играет та речевая ситуация, в которую оно попада¬ет, т. е. контекстуальное окружение. Весьма значительны во многих случаях и внеязыковые (экстралингвистиче¬ские) факторы (социальные, общественно-политические, культурно-исторические, научно-технические и т. д.). Полисемия в русском языке не однотипна. В зависи¬мости от признака, положенного в основу переноса на¬звания с одного предмета, качества или явления на дру¬гой, различают несколько видов полисемии, т. е. несколь¬ко способов развития разных значений. Учитывая весьма значительную роль семантических изменений, происходящих на уровне одного слова, тради¬ционная лексикология указывает два основных способа образования новых значений, связанных с разными типа¬ми переносов наименований (т. е. развитием произвол-* пых значений): 1) по сходству и 2) по смежности, среди которых, в свою очередь, могут быть выделены дополни¬тельные подтипы (подгруппы). 1. Перенос наименований по сходству внешних признаков, места расположения, формы предме¬тов и т. д. происходит- в результате возникновения таких сходных образных ассоциаций, которые в момент осуще¬ствления переноса признаются носителями языка наибо¬лее важными. Подобным путем возникли, например, про¬изводные значения слова дно (морское дно — глазное дно, сходство места расположения), яблоко (антбнов-ское яблоко — глазное яблоко, сходство формы) и т. д. Перенос подобного типа называется метафориче¬ским (греч. metaphora — перенос).В данном случае (как и вообще при переносе) мета-фора не только служит средством оценки, но и выполня¬ет номинативную функцию, определяя и называя новое понятие старым, но знакомым семантическим образом, вовлекая новые явления жизни в уже известный, устояв¬шийся круг понятий. Иногда наблюдается метафорический перенос наиме¬нований, закрепленных за предметами неживой природы (т. е. неодушевленными), на качества, действия, свойст¬венные живым существам, ср.: золотой браслет — золо¬той человек, теплая комната — теплый взгляд. Нередки случаи обратного переноса, когда те или иные признаки, действия живых существ становятся ос¬новой для наименования предметов неодушевленных: дремлет человек — дремлет природа. Например: Дремлет чуткий камыш (И. Никит.); злой человек — злой ветер, огонь. Например: Злой огонь ревет и пышет, Двух пожар¬ных сбросил с крыши (Михалк.). К разновидности метафорических переносов можно от¬нести и вторичные наименования предметов, возникаю¬щие в результате сходства выполняемых ими функций. Так появились, например, новые значения слов перо, кон¬дуктор, ср.: перо (гусиное) —перо (стальное), кондуктор (должностное лицо, сопровождающее поезд) — кондук¬тор (в технике — приспособление, направляющее инстру¬мент) и др. Метафорические переносы возникают в лексической системе постоянно, однако не все группы лексики одина¬ково подвержены их влиянию. .Особенно заметным ока¬зывается метафоризация в тех слоях лексики, которые связаны с наименованием актуальных для общества проб¬лем, ср., например, в современном языке активизацию научной лексики, связанной с изучением космоса, и пере¬носные значения, обусловленные этими факторами: звезд¬ный час — об успехе, триумфе, достижениях (ср.: звезднов небо); космические скорости выполнения решений (ср.: космические пространства); стыковаться в разговор-• ной речи обозначает «встретиться» (ср.: стыковка косми¬ческих кораблей) и т. д. 2. Переносы наименования по смежнос¬ти— это также вторичное название предметов (явлений, качеств и т. д.), но уже по их ассоциативной связи во времени, пространстве и т. п., ср.: Студент живет в ком¬нате №5 — Комната № 5 приняла участие в обсуждении нового спектакля. Такое наименование, основанное на смежности двух или нескольких предметов, называется метонимией (от греч. metonymia — перенаименование). Перенос ..названия происходит не только в результате пространственной или временной смежности предметов. Одно и то же слово может называть и процесс: плавка (литье) чугуна, стали и результат этого процесса: Завод своевременно получил плавку (литье). Метонимическими являются и такие наименования, когда для обозначения материала и предмета, изготов¬ленного из этого материала, используют одно и то же слово, например: хрусталь — 1) особый вид свинцового стекла, 2) посуда, изделия из этого стекла; фарфор — 1) минеральная масса из лучших сортов белой глины; 2) изделия, посуда из такой массы. Ср.: — Есть тонкое свинцовое стекло. По-нашему оно называется флинтглясс, а по-вашему — хрусталь. У него блеск и звон очень чис¬тые. Оно играет радугой, как алмаз (Пауст.). — Соня присутствовала в зале при укладке хрусталя и фарфора (Л. Г.). К разновидности метонимических переносов наимено¬вания относятся также переносы, возникающие при на¬зывании всего предмета по его части, и наоборот. Напри¬мер, слово борода имеет основное номинативное значение «волосы на нижней части лица, ниже губ, на щеках и на подбородке». Однако им нередко называют и человека, имеющего бороду. Причем в данном метонимическом зна¬чении это слово имеет оттенки, варианты: бородой в раз¬говорной речи называют человека с большим жизненным опытом: Тут на заседании надо бороду в председатели (Гладк.); бородой называют и человека, носящего боро¬ду: [Слышен голос Держиморды:] Куда лезешь, боро¬да? (Г.). В произведениях, посвященных Петру I, запре¬тившему боярам носить бороду, этим словом образно именуют противников его реформ: Петр должен был. оставить Москву - там шипели против него бороды (Бел.) Метонимические переносы подобного типа называют синекдохой {от греч. synekdoche — соподразумевание) и нередко отделяют их от собственно метонимических как самостоятельный тип переноса названий . Рассмотренные основные способы развития значений слов в общей лексической системе языка не исключают возможности отдельных индивидуальных, контекстуаль¬но обусловленных употреблений переноса названий как по метафорической, -так и по метонимической модели. Та-кие переносы, как правило, не находят отражения в сло¬варных толкованиях значений слов. Они обусловлены разными причинами, но основная — контекстуально-сти¬листическая, т. е. вне данного контекста подобные пере¬носы не существуют. Например, по модели развития об-щеязыковых переносов, основанных на сходстве действий, создана метафора писателем А. Калининым: Прямо ря¬дом с номером лифт выплюнул новую партию пассажи¬ров на этом этаже. Метонимическое смещение номинативных функций наблюдается и при таком употреблении, как «—Экий ты бестолковый, братец! — укоризненно сказала телефонная трубка», где выделенное словосочетание, как отмечает Д. Н. Шмелев, отнюдь не приобрело общеязыкового зна¬чения: «человек, говорящий по телефону». Но для подоб¬ной семантйко-стилистической трансформации слов ис¬пользован именно общеязыковый тип метонимического переноса . Метафорические и в особенности метонимические пе¬реносы названий, возникшие в условиях синтаксических реализаций (на уровне словосочетания, синтагмы), а затем закрепленные языковой практикой и отраженные в существующих словарях как определенные лексико-семантические парадигмы ', являются относительно регу¬лярными, общепринятыми («относительно» потому, что связи слов с реальными конкретными предметами, дейст¬виями, признаками непостоянны, исторически изменчивы, поэтому изменчивы и соответствующие вторичные ассо¬циативно-обусловленные переносы наименований). Такие регулярные переносы названий, ставшие обычными, узу¬альными (от лат. usus — обычай), возникали и продолжа¬ют возникать, играя большую роль в обогащении лекси¬ческих запасов языка. Наряду с ними существуют и нерегулярные, окказио¬нальные (от лат. occasionalis — случайный) типы метони¬мических и, в особенности, метафорических переносов. Их появление в значительной степени обусловлено сти¬листическими целями и полностью зависит от контексту-ально-речевой характеристики. Например, если без контекста взять слово разговорно¬го стиля речи шнырять, то значение его окажется связан¬ным с представлением о поспешном движении человека то в одном, то в другом направлении. А в контексте оно может быть отнесено не только к человеку (или вообще к живому существу), но и к предмету неодушевленному: По степи шныряли юркие рыжие овраокки (Верес). Данный вид метафорического переноса окказионален, од¬нако создан он на базе существующего в языке типа производно-переносных наименований по сходству. И те и другие создают благоприятные условия для развития лексико-семантической системы языка, являясь одним из «ярких проявлений творческого начала в языке. Это — и чудесный дар обобщения, составляющий основу научного познания; это — и блеск метафор с их образно-поэтическим осознанием действительности; это — и при¬чудливая игра мысли, раскрывающая в слове все новые и новые потенции выразительности» . Однако разные значения слова не дают основания го¬ворить о возникновении каждый раз новых слов, так как многозначность — это свойство одного слова иметь не¬сколько значений, ассоциативно связанных между собой Литература: 1.Фомина М.И. Современный русский язык. Лексикология. М., 1990 2.Шанский Н.М., Иванов В.В. Современный русский язык. ч. I М., 1987 3.Шмелёв Д.Н. Современный русский язык. Лексикология М., 1977
Категория: Лексикология | Добавил: lindrik (14.09.2008)
Просмотров: 32691 | Рейтинг: 3.3/24 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Реклама
Наши партнеры
бетон Чехов бетон в Чехове, бетон чеховский район