Суббота, 10.12.2016, 23:27Приветствую Вас Гость | RSS
Современный русский язык и его история
Меню сайта
Категории каталога
Лексикология
Фразеология
Словообразование
Фонетика
Морфология
Реклама
Случайные статьи
Правописание частиц же, ли, бы, -таки, -на, постфиксов -то, -либо, -нибудь, префикса кое-.МЕЖДОМЕТИЕ.
Значение и употребление частиц не и ни.
Первообразные и производные предлоги.
Классификация словобразовательных типов в русском языке
Исторические изменения в морфемном составе и словообразовательной структуре русского языка.
Лексика русского языка с точки зрения активного пассивного запаса.
Наш опрос
Как вы нас нашли?
Всего ответов: 1090
Статистика

Онлайн всего: 1
Пришельцы: 1
Свои люди: 0

Современный русский язык


Главная » Статьи » Лексикология

Структура лексического значения слова.

К примеру, английское слово plurality «множественность» и суффикс множествен­ного числа сходны по содержанию их значений, но относятся к еди­ницам разных уровней: одно является словом (точнее, лексемой), другое — морфемой. Поэтому в первом случае речь идет о значении лек­сическом, а во втором — о грамматическом <…>.

§ 2. Естественным языкам при всем их типологическом разнообра­зии свойственны общие черты, или, как теперь говорят, лингвистиче­ские универсалии. Наличие таких универсалий в структуре языков обусловлено общностью функции языков и общностью психического и физиологического субстратов, на которых основан язык. Иначе говоря, функция, для которой возникает язык, и особенности человеческой природы, т. е. условия осуществления этой функции, вынужденно при­водят к выбору определенной структуры, принципиально одинаковой при всем разнообразии ее конкретного воплощения.

2.1. Единицы языка, как и единицы любого функционального устрой­ства, могут быть охарактеризованы двояко: по их функциональному назначению в структуре языка (функциональные единицы) и по их фор­мальным особенностям (формальные единицы). В первом случае еди­ница характеризуется по ее назначению, а во втором — по ее строению, внутренним особенностям.

Соответственно устанавливаются два ряда единиц, понятий и тер­минов для описания структуры языка: 1) относящиеся к функциям в структуре; 2) относящиеся к форме. Аналогия для пояснения: в струк­туре транспортного средства необходима ходовая часть. Ею могут быть колеса, штанги, гусеницы, винт и др. Все они тождественны относи­тельно того, какую функцию они выполняют, т. е. все они являются одной и той же функциональной частью целой структуры. Вместе с тем все они различны относительно того, как эта функция ими выполняется, т. е. по внутреннему строению, по заложенному в них принципу осу­ществления функции, т. е. по форме. Между формой и функцией наблю­дается двусторонняя зависимость: функция задает предел вариабель­ности формы, со своей стороны форма модифицирует функцию.

Общая функция телеологического объекта может иметь некоторую структуру, т. е. состоять из некоторой иерархии определенным образом связанных и обусловленных функций. В нашем примере это — помещать груз, пассажиров, обеспечивая их сохранность, удобства, перемещать их в требуемом направлении и т. д. Соответственно устройство имеет функциональные части: кузов (кабина, салон, багажник), двигатель, шас­си, рулевое управление, тормозная система, сигнализация и др. Таков смысл различения функционального и формального в телеоло­гических объектах. В том же смысле различаются функциональные и формальные единицы в языке.

2.2. В естественных языках возможны два класса функциональных единиц: 1) единицы, связанные с различением смысла (контентивные функциональные единицы); 2) строевые, технические единицы, не свя­занные с различением смысла, «но обеспечивающие с технической сто­роны функционирование механизмов языка, построение контентивных единиц (функциональные единицы обеспечения, форматоры, или фор­мативные единицы).

2.3. Основные контентивные функциональные единицы, выявля­ющиеся в структуре естественных языков, следующие: дистинкторы смысла, фиксаторы смысла, номинаторы смысла и коммуникаторы смысла. Здесь они перечислены в порядке восходящей иерархии <…>.

2.3.1. Дистинктором является такая единица, которая способна раз­личать смысл в составе единиц высшего порядка, но сама по себе не соотносится с каким-либо концептом (или, в иной терминологии, с некоторым элементом системы содержания, семемой). <…> Дистинктор — это класс артикуляторно-акустических (или графических и т. д.) репрезентантов, образуемый един­ством смыслоразличительной функции, а не общностью физических ха­рактеристик. Очевидно, что простой дистинктор — это приблизительно то же, что фонема в функциональной трактовке. Разница, однако, в том, что дистинкторы могут быть не только простыми (= фонема в функци­ональном понимании), но и сложными, а также в том, что единица любого порядка в ее фонологическом аспекте является дистинктором. Понятно, что помимо некоторого перечня дистинкторов в языке име­ются определенные правила их комбинирования при образовании слож­ных дистинкторов. Дистинкторами, таким образом, являются фонемы (в функциональном понимании), слоги, морфемы, слова, словосочетания, предложения с фонологической стороны, тоны, ударения, интонации и т. п. Функция простых дистинкторов выполняется как базисными, так и просодическими средствами.

2.3.2. Фиксаторами смысла являются те единицы, которые не только различают смысл, но и фиксируют его, т. е. соотнесены с определенными единицами содержания. От дистинкторов их отличает то, что они со­держательно специализированы. Простое различение смысла дополня­ется распределением дискретизированного смысла.

Помимо набора фиксаторов, в языках имеются определенные пра­вила их комбинирования в составе единиц высшего уровня.

Можно видеть, что простой фиксатор — это приблизительно то же, что морфема в функциональной трактовке. Разница, однако, в том, что фиксаторы могут быть не только простыми, но и сложными, а также в том, что единица любого порядка выше дистинкторов, т. е. любая значимая единица в определенном аспекте должна быть признана фиксатором смысла. Кроме того, фиксатор определяется исключительно на функциональном основании и, в отличие от морфемы, не связан с импликациями, касающимися формального статуса единиц. Поэтому к уровню фиксаторов (но не выше) должны быть отнесены служебные слова, не способные к номинации. Наряду с этими базисными средствами функция фиксаторов смысла выполняется также просо­дическими (интонация) и модельными, или схемными (чередования, нулевые морфемы), средствами.

2.3.3. Всякая значимая единица выше уровня дистинкторов обнару­живает свойства фиксатора. Одни из них оказываются фиксаторами par excellence, другие дополнительно к свойствам дистинктора и фик­сатора обладают еще способностью номинировать смысл. Номинатором следует считать такую единицу, которая сама по себе способна актуали­зировать в сознании фиксируемый ею концепт. Фиксаторы актуализи­руют связанный с ними смысл только в составе номинаторов как часть смысла последних. Поясним это примерами. Десигнатор «чан» акту­ализирует концепт «вид сосуда… ». Тот же десигнатор сам по себе не может актуализировать смысл «житель некоторого места», хотя он и соотнесен с этим концептом, ср.»ростовчане», этот смысл им актуали­зируется только в составе номинирующих единиц <…>.

Содержательно значения фиксатора и номинатора могут быть одина­ковыми, — они несопоставимы функционально. В словоформе «деятелем» значение агента, действующего лица представлено трижды: в морфе­мах -тель, -ем и деятель. То же значение имеет и номинатор «деятель», но все они функционально разнородны.

Помимо простых номинаторов, языки располагают также определен­ными —синтаксическими и семантическими — правилами их комбиниро­вания для образования сложных номинативных единиц.

2.3.4. Наконец, коммуникатор — это функциональная языковая единица, содержащая сообщение. Назначение коммуникатора состоит в том, чтобы вызвать определенные информационные состояния SR. В этом и заключается существенное отличие коммуникаторов от единиц других уровней. Простой коммуникатор — приблизительно то же, что предло­жение в обычном функциональном понимании. <…>

§ 5. Таков «стратификационный минимум» понятий, необходимых для определения лексического и сопряженных с ним видов значения. Лингвистическая типология значения производна от функциональной стратификации языка. Категории лингвистической типологии значения — Н3, ГЗ, ЛЗ, СинЗ и т. п. — описывают модусы концептов в структуре языковых выражений. По сути дела, это квалификация означаемого через его означающее, а именно, уровневая характеристика значимых единиц, приписанная тем значениям, которые ими выражаются.

5.1. Номинативное значение — значение номинаторов. Сог­ласно принципу иерархического включения — фундаментальному прин­ципу языковой структуры — номинативным значением обладают также единицы выше номинативного уровня, так что номинативное значение — это значение простых и сложных единиц уровня номинаторов и выше. Грамматическое значение — значение грамматических фиксаторов разного рода, это, таким образом, та часть зна­чения номинаторов, которая приходится в их структуре на долю грам­матических фиксаторов. Синтаксическое значение — значение синтаксических фиксаторов, это часть номинативного и разно­видность грамматического значения, приходящаяся в структуре номинатора на долю синтаксических фиксаторов. Словообразова­тельное значение — значение словообразовательных фиксаторов, это часть номинативного и разновидность грамматического значения, приходящаяся в структуре номинатора на долю словообразовательных фиксаторов.

<…> Лексическое значение— это семантический инвариант номинаторов с общей лексемой, т. е. ЛЗ отвлекается как общее в семан­тике грамматических форм одного имени. ЛЗ приходится в структу­ре номинатора на долю фиксатора, называемого лексемой. Поскольку, как уже было сказано, лексема может включать в свой состав слово­образовательные фиксаторы, то словообразовательные значения подклю­чены в ЛЗ, и оппозиция ЛЗ — ГЗ неправомерна. Реально противопос­тавлены не значения грамматическое и лексическое, а значения грам­матическое и номинативное.

5.2. Есть существенное различие между ЛЗ и ГЗ в характере их выявления: ЛЗ может быть номинировано в том же классе номинаторов, от которого оно отвлекается как семантический инвариант. Дело в том, что формообразовательные грамматические оппозиции построе­ны как привативные и один из номинаторов в таких оппозициях совмещает в себе два значения: одно маркированное по основанию оппозиции с другим — немаркированным.

В одном классе номинаторов с общей лексемой может быть раз­мещено несколько привативных оппозиций и соответственно имеет место несколько последовательных нейтрализаций. При этом выявля­ется форма, не маркированная по любому основанию, — максимально немаркированный номинатор <…>.

Нам важно заметить, что немаркированный номинатор выступает как представитель имени «в чистом виде», на уровне класса. Инвари­антное значение множества номинаторов с общей лексемой оказыва­ется при этом не просто «взвешенной» абстракцией, реально сущест­вующей только в частных значениях номинаторов. Оно номинировано немаркированным номинатором как одно из его значений, для содер­жания которого иррелевантны семантические основания грамматичес­ких оппозиций. Понятно, что именно такие формы должны избираться в качестве словарного представителя данной системы номинаторов. Ср. также в русском языке: формы ед. ч. им. п. существительных, ед. ч. им. п. м. р. положительной степени прилагательных, инфинитива (не­совершенного вида действительного залога) глаголов.

Таким образом, Л3 связывается и с фиксатором-лексемой и с (максимально) немаркированной грамматической формой имени. Обе они имеют одинаковое содержание: вторая номинирует значение, фикси­руемое первой.

Структура лексического значения

§ 1. В этом разделе речь пойдет об интенсионале и импликационале — частях, выявляемых в когнитивном содержании словозначения, и о зависимостях между этими частями, т. е. о составе и строении (структуре) лексического значения.

1.1. Будем для краткости говорить о словозначении в смысле отдельного лексического значения, единственного или одного из многих у слова. Словозначение — значение лексико-семантического варианта.

1.2. <…> Описывая се­мантику виртуального знака, мало дать перечень его значений, указать их содержательные связи и статутные признаки. Надо еще описать общие правила содержательного варьирования слов, которыми определяются окказиональные флуктуации узуальных значений, их возможные ассоциативные переосмысления.

Значение не имеет жестких и четких границ и иррадиирует связи, охватывающие в конечном счете все знание. Кроме того, на значение какого-то словесного знака проецируются особенности его парадигмагических и синтагматических связей с другими знаками, оно испытывает также воздействие паронимических и иных ассоциаций, идущих от формы и структуры десигнатора. Наконец, когнитивное содержа­ние знака взаимодействует с прагматическими аспектами значения: эмотивным, эстетивным и т. п. <…>

Здесь следует подчеркнуть один важный момент, нередко недопо­нимаемый. Известная неопределенность виртуального значения, о кото­рой говорилось выше, никак не дает повода видеть в языковых зна­чениях когнитивную форму особого рода, нечто отличающееся от понятий расплывчатостью содержания. Виртуальное значение неопре­деленно только в том смысле, что слово допускает известную сво­боду корреляций с концептами и способно в определенных условиях обозначать нечто сверх того, что ему узуально положено. Это неоп­ределенность выбора. Характер же концепта, четкий или расплывча­тый, глубокий или поверхностный, содержательный или бедный, реальный или мнимый и т. д., отношения к делу не имеет. Он обус­ловлен знанием предметной области, деятельностью, опытом. Актуали­зация слова в контексте устраняет неопределенность значения, т. е. сни­мает неопределенность возможного выбора между концептами.

1.3. Лексическое значение обычно представляет собой совокупность семантических признаков, относящихся к описанию называемых словом денотатов (класса денотатов). Эти признаки организованы в структуру определенными зависимостями, отражающими структуру денотата (клас­са денотатов). В совокупном содержании лексического значения раз­личаются две части: содержательное ядро лексического значения, или его интенсионал, и периферия семантических признаков, окружа­ющих это ядро, его импликационал.

1.3.1. Интенсионал лексического значения — приблизительно то же, что содержание понятия в логике, это структурированная сово­купность семантических признаков, наличие которых полагается обя­зательным для денотатов данного класса. Интенсионалы понятий-значений лежат в основе мыслительных и речевых операций по клас­сификации, отождествлению/различению денотатов и их именованию. К примеру, все матери являются женщинами-родительницами, и эти два признака («родитель» и «женский пол»), связанные спецификационной (родо-видовой) зависимостью, составляют интенсионал слова «мать».

1.3.2. В силу всеобщности связей и зависимостей одни признаки заставляют помыслить другие. Равным образом интенсиональные приз­наки могут с необходимостью или вероятностью предполагать (им­плицировать) наличие или отсутствие других признаков у денотатов данного класса. По отношению к интенсионалу — ядру значения — со­вокупность таких имплицируемых признаков составляет и м п л и к а ц и о н а л лексического значения, периферию его информационного потенционала. Информация о денотате, которая связывается со сло­вом в тексте, складывается из двух частей: его непременных интен­сиональных признаков и некоторой части его импликационных приз­наков, имплицитно «оживляемых», актуализируемых контекстом или эксплицитно называемых в нем.

Импликация признаков может быть жесткой (обязательной), высоковероятностной, слабой (свободной) и отрицательной. В первых двух случаях интенсионал значения имплицирует некие признаки с вероят­ностью, равной или близкой к 1 (речь, понятно, идет о приблизи­тельных количественных оценках так называемой житейской вероят­ности). Совокупность таких признаков образует сильный импликационал значения. Признаки сильного импликационала близки к интенсиональному ядру, составляя почти непременную часть значе­ния [1] , но тем не менее они не входят в интенсионал. Теоретически возможное отсутствие такого признака в денотате еще не исключает денотат из того класса, к которому оно отнесено данным именем.

К примеру, интенсионал слова «зима» (время года с декабря по февраль в Северном полушарии и с июня по август в Южном полу­шарии). В сильный импликационал значения входят такие признаки, как «самое холодное время года, выпадает снег, воды покрываются льдом, солнце стоит низко над горизонтом и слабо греет, люди тепло одеваются» и т. д. и т. п. На этом примере ясно видны граница и различие между интенсиональными и импликациональными признаками: если какая-либо зима вдруг окажется теплее другого времени года, она тем не менее останется «зимой», определяющим признаком является временной интервал.

Надо заметить, что импликация признаков может быть не обяза­тельно истинной, но и ложной или сомнительной. Так, к импликационалу подключены все стереотипные ассоциации, истинные или лож­ные, традиционно связываемые с каким-то классом денотатов, ср. лиса хитра, медведь неуклюж, заяц труслив и т. п.

1.3.3. С другой стороны, импликация каких-то признаков по отношению к интенсионалу представляется невозможной или маловероятной, т. е. признаки представляются несовместимыми. Совокупность таких признаков образует отрицательный импликационал значения, или коротко — его негимпликационал. Нетрудно видеть, что знание значения и умение правильно применять слово предполагает не только знание того, что входит в его содержание или совместимо с ним, но и осознание того, чего в нем нет и что с ним несовместимо. Тем самым негимпликационал также вовлекается в содержание значе­ния как его отрицательный информационный потенциал. Ср.»зубы — смелые, нож — усмехаться, глаза— гудеть, золотые». Атрибуция несовместимых признаков сигнализирует особый характер номинации и комбинаторики значений: Твои зубы смелы, Как усмешка ножа, И гудят, как шмели, Золотые глаза. (А. Вознесенский)

1.3.4. Наконец, помимо сильной и отрицательной импликации, остается обширная область признаков, о совместной встречаемости которых с данным понятием можно судить лишь гадательно: их наличие или отсутствие одинаково вероятно и одинаково проблематично, они могут быть, а могут и не быть или, точнее говоря, могут быть по данному основанию то одними, то другими. Эта область признаков по отношению к интенсионалу какого-то значения образует его слабый, или сво­бодный и м п л и к а ц и о н а л.

Например, интенсионал слова «река» можно определить как «естест­венный поток в берегах относительно большой массы воды». Указанные признаки отличают реку от озера (не поток), ручья (не большой), морского течения (не в берегах), канала (искусственный) и т. д. Тем самым определяется не только содержание понятия, но и очерчивается его экстенсионал, т. е. объем понятия, круг его применения. Обратим внимание на то, что определение указывает не только интенсиональные признаки, но и их логические зависимости, структуру их связей. Такие признаки, как «некоторый перепад высоты (наклон русла), увлажненность поймы, наличие какой-то водной флоры и фауны, более обильная при­брежная растительность» и т. п., не входят в интенсионал, но с необхо­димостью или большой вероятностью вытекают из содержащихся в нем семантических признаков и тем составляют сильный импликационал значения. Признаки вроде «непроточность всей массы воды, горючесть её, газообразность» и т. д. и т. п. поясняют негимпликационал значения.

Остаются, наконец, признаки вроде «длинный — короткий, широкий — узкий, быст- ро — медленно текущий, полноводный — неполноводный» и т. д. и т. п., т. е. конкретные значения (здесь — в математическом смысле термина) обязательных для данного интенсионала оснований (протя­женность, ширина, скорость течения, величина массы воды и т. д.). Речь идет о том, что река может быть широкой или узкой, т. е. имеет некоторую ширину. Признаки такого рода не входят в содержание значения и не отрицаются им, но импликация и тут имеет место. Основания признаков заложены в интенсионале как своеобразные семан­тические валентности, как пустые места, подлежащие заполнению. Импликация, однако, носит свободный (слабый) характер, так как интен­сионал не предопределяет, какое значение (в математическом смысле) эти пустые основания могут конкретно принять.

1.4. Как видим, в когнитивном аспекте лексические значения слов представляют собой сложные образования, на структуру которых спро­ецированы связи и отношения концептуальных систем сознания. Структура лексического значения образуется прежде всего логическими связями, иррадиируемыми его интенсиональным ядром и захватываю­щими в периферию его содержания импликациональные признаки. В свою очередь интенсионал и импликационал имеют свою структуру. Структура интенсионала образована логическими зависимостями со­ставляющих его семантических признаков, а кроме того, в его составе обычно выделяются гиперсема и гипосема, т. е. родовая и видо­вая части, связанные спецификационным (гиперо-гипонимическим) отношением. Так, в интенсионале слова «мать» гиперсемой является признак «родитель», а гипосемой — «женский пол». Признаки импликационала значения также не являются простым неупорядоченным множеством. Как нетрудно видеть, они структурно упорядочены логическими импликационными связями (причинно-след­ственными, временными и т. п.) и вероятностными характеристиками.

Хотя интенсионал и импликациоиал составляют структурные части лексического значения, между ними имеется существенное различие. Интенсионал — закрытая жесткая структура конечного множества признаков. Импликационал — открытая вероятностная структура неконечного множества признаков. Интенсионал связан с познавательно-преобразующим аспектом деятельности человека и предполагает известную конструктивизацию действительности, допустимое отвлечение от бесконечности ее связей, переходов и переливов. Импликационал, напротив, отражает вероятностную (стохастическую) природу мира. Тем самым в понятиях-значениях сочетаются детерминистский и вероятностный аспекты объективного мира и познавательного процесса.

Интенсионал предопределяет область того, что может быть названо данным именем, т. е. его экстенсионал. Импликационал имени отражает разнообразные предметные связи сущностей, т. е. очерчивает ожидаемую область того, что может быть названо в связи с данным именем. Интенсионал составляет непременный постоянный компонент значения имени, а импликационал — его обусловленный и варьирующийся в контексте компонент, зависимый от логической структуры контекста. В определенном смысле можно сказать, что импликационал составляет не столько часть собственной семантики имени, сколько его «силовое поле».

Если же мы говорим об импликационале как части значения имени, то этим стремимся подчеркнуть следующее: в естественных языках между интенсионалом и импликационалом имени нередко нет жесткой границы, так что интенсиональное ядро значения может незаметно переходить к его импликационному полю. Это касается прежде всего области признаков сильного импликационала, незаметно подключаю­щихся к собственной семантике слова.

1.5. Информационная функция высказываний различна в зависимости от того, какая часть лексического значения одного слова эксплицируется другими. Если, высказываясь о чем-то единичном, ему приписывают признак из области свободного импликационала имени этого единич­ного, то высказывание содержательно, ср.»лето было знойным». Напротив, приписывание единичному признаков из области интенсионала или сильного импликационала имени этого единичного не информативно, ср.»зимой шел снег».

В высказываниях о классах (высказываниях общего смысла) экспли­кация признаков из области интенсионала и сильного импликационала служит целям определения и объяснения классов и их имен, ср.»тигр-хищник». В теx же высказываниях экспликация признаков свободного (слабого) импликационала должна сопровождаться их вероятностной оценкой, ср.»лето может быть жарким или прохладным».

§ 2. Интенсионалы всех понятий, кроме элементарных, имеют сложный состав и структуру, т. е. содержат более простые понятия, определенным образом связанные в целое, структуру.

2.1. Применительно к значениям знаков принято понятия как части других понятий-значений называть семами. Семы отличаются от значений тем, что не связываются в данном десигнаторе с какой-либо определенной его частью, т. е не выражены в данном знаке какой-либо его значимой частью. Когда различие сем и значений не существенно, говорим о семантических признаках. Семантический признак-понятие как часть содержания знака независимо от того, имеет ли это понятие в структуре знака собственный десигнатор или нет (т. е. независимо от того, имеет ли оно статус значения или семы).

2.2. Структура интенсионала определяется путем выявления семного состава значения, которое известно как компонентный анализ значения. <…>

2.2.2. Структура интенсионала и ее составные части выявляются в класси­фикационных связях концептов. Как уже сказано ранее, классифика­ционные связи концептов — это когнитивный аналог распределения признаков в сущностях объективного мира. Устанавливаются они по общности/различию содержания концептов. Наличие/отсутствие импликационных зависимостей концептов при этом несущественно. Классификационные связи выявляют в концептах-понятиях две основ­ные части, связанные в структуру родо-видовым (категориально-спецификационным) отношением. Простейшая классификационная схема, выявляющая компоненты и их отношение в структуре интенсионала,— это треугольник отношений с тремя концептами в вершинах.

<…> Классификация в элементарном случае предполагает, как минимум, два гипонима при одном гиперониме. Вместе с тем она предполагает двоякого рода отношения между входящими понятиями (терминами, именами, словами) по содержанию: эквонимические и гипо-гиперонимические. Первые обнаруживаются у понятий одного уровня обобщения, вторые—у понятий разных уровней обобщения. И в том и в другом случае необходимо, чтобы понятия относились к одной предметной области.

2.2.3. В эквонимических и гипо-гиперонимических отношениях, взаимно предполагающих друг друга, обнаруживается компонентная структура понятий. Более того, компонентный анализ обязательно предполагает соотнесение понятия с его гиперонимом и эквонимами. Сравнение эквонимов выявляет в них общую часть, содержательно равную гиперониму и получающую то же имя. Назовем этот общий семантический компонент категориальным признаком, или г и п е р с е м о й. Наряду с гиперсемой, в содержании эквонимов обнаруживаются также различительные признаки, специфические для каждого эквонима. Этот различительный компонент назовем для краткости гипосемой. Таким образом, содержание эквонима составляется, как минимум, из двух сем, связанных категориально-спецификационным (гиперо-гипонимическим, родо-видовым) отношением. Первая указывает общее в поня­тии (общее для понятий данной предметной области), т. е. его категорию, вторая — частное, специфическое для данного понятия.

Компонентная природа понятий обнаруживается только в сравнении (оппозиции) их содержания. Равным образом категориальный или спецификационный статус семы не есть ее собственное, абсолютное свойство, а свойство относительное. Статус семы обнаруживается и зависит от набора терминов сравнения. <…>

Компоненты содержательной структуры понятия, т. е. семы, сами также являются понятиями, но, так сказать, понятиями второй очереди. Сема — понятие в качестве структурного элемента другого понятия. Соответственно сема — понятие более простое по структуре содержания, чем то понятие, в состав структуры которого она входит. Предельно простыми (атомарными, структурно не разложимыми) оказываются понятия, соответствующие или верхнему пределу обобщения (например, понятия вещи, свойства и т. п.) или нижнему пределу расчленения действительности, достигнутому в общественной человеческой деятель­ности и отраженному в сознании.

2.2.4. Для того, чтобы установить компоненты содержательной структуры понятия с максимальной легализацией, необходимо, очевидно, установить все возможные оппозиции данного понятия. При этом может обнаружиться, что эти оппозиции организованы в многоступенчатую иерархию обобщений, т. е. содержат более чем два уровня обобщения. Компонентная структура понятия отражает в себе иерархию обобщений, в которую входит понятие. Иерархия спроецирована на структуру понятия. Понятие содержит число компонента, равное числу уровней обобщения. Оно включает в качестве сем все понятия высших уровней обобщения плюс собственный различительный признак (гипосему). При этом семы в структуре понятия подчинены так, что повторяют ступенчатое подчинение понятий в иерархии: понятие n-уровня (т. е. максимальное общее понятие) входит в качестве кате­гориального признака (гиперсемы), понятие n-1-уровня соответствует первой ступени спецификации гиперсемы, понятие n-2-уровня — второй ступени спецификации и т. д. <…> Возможен и корректен компонентный анализ понятия с разной степенью детализации (развертывания) входящих в него сем. Условием корректного компонентного анализа является лишь следующее: для компонентного анализа понятие должно быть соотнесено с гиперонимом и со всеми эквонимами в предметной области, очерчи­ваемой этим гиперонимом.

2.3. Последовательно применяя компонентный анализ такого рода к понятиям, выраженным в знаках какого-либо языка, т. е. к значениям (см. ниже), мы получили бы в результате некоторый перечень предель­ных (простых, неразложимых, атомарных) сем. Рассмотрев семы отно­сительно их совместной встречаемости в структуре значений, мы обна­ружим семы совместимые и несовместимые <…>.

2.4. Не следует ожидать, что компонентный анализ семантики всегда удастся осуществить с одинаковой степенью четкости. Во многих пред­метных областях противопоставления на нижних уровнях детализации не выявлены с достаточной последовательностью, так что денотатные поля именной части накладываются одно на другое. В конечном счете все определяется тем, насколько разработана в опыте, в деятельности и сознании людей та или иная предметная область. В связи с этим нередко затруднительно установить исчерпывающий набор сем и еще труднее установить их системные соотношения и комбинаторику в структурах словозначений <…>.

Фактически же денотативный потенциал имени лишь отчасти опре­деляется системой семантических соотношений данного имени с дру­гими именами той же предметной области, поскольку эта система лишь слабо намечена. Определяется он не столько из системы, сколько из простого опыта предшествующих денотаций. Этого опыта, хотя бы и не вполне систематизированного, достаточно, поскольку и сами




Источник: http://www.nspu.net/fileadmin/library/books/2/web/xrest/xrest.htm
Категория: Лексикология | Добавил: conecto (04.08.2008) | Автор: М. В. Никитин
Просмотров: 26535 | Рейтинг: 3.7/7 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Реклама
Наши партнеры